Портал Молодежь Петрозаводска

Понедельник
Декабрь 17
  • Увеличить размер шрифта
  • Стандартный размер шрифта
  • Уменьшить размер шрифта
Используйте для расчета платежей за растаможку авто таможенный калькулятор пошлин.

Где деньги, Зин?

В очередном параграфе книги Дениса Рогаткина о молодежной политике разговор пойдет о том, откуда НКО берут деньги.

Все секреты фандрайзинга в отечественном и иностранном исполнении!


Денис Рогаткин

Где деньги, Зин?

Жаловаться на безденежье нашим НКО не привыкать. Правда, разжалобить вашего брата-чиновника своими финансовыми мольбами им становится всё труднее. Дело в том, что чиновники – люди продвинутые, и они тоже научились выговаривать без ошибок волшебное слово «фандрайзинг». Теперь диалоги в кабинетах выглядят примерно так:

Чокнутый энтузиаст: Вы здесь сидите в своём мягком кресле и не знаете, что молодежь загибается! Срочно дайте деньги на акцию «СПИД не спит»!

Чиновник: Так вы говорите, у Вас нет денег на акцию «СПИД не спит»? Значит, Вы плохо занимаетесь фандрайзингом! Идите, уважаемый, и занимайтесь!

Фраза «займитесь фандрайзингом» имеет такую же мощную силу, как магическое заклинание «Авара Кедавра» из «Гарри Поттера»: тот, кого Вы послали в этом направлении, уже вряд ли вернется к Вам снова.

Но есть среди нашего брата НКОшника и те, кто искренне верит, что «займись фандрайзингом» – это не официальный аналог выражения «иди на три весёлых буквы», а на самом деле – верный путь, в конце которого наступает гармония и просветление.

Если бы таких наивных энтузиастов не рождала русская земля, то кто бы обучался во всевозможных «академиях фандрайзинга», участвовал бы в конкурсах «фандрайзинговых планов» и доказывал бы, что быть фандрайзером – это особое счастье.

Фандрайзер – это супер-фокусник, который в результате упорного обучения на семинарах и тренингах получил тайное знание: как делать деньги из воздуха.

Он умеет практически всё. Может написать письмо-предложение к спонсорам так, что, прочитав его, они зарыдают и отдадут все свои деньги на трудоустройство юных правонарушителей. Фандрайзер способен зайти в кабинет олигарха и выйти оттуда с круглой суммой, которая так нужна его организации. Ну, а если он проводит фандрайзинговую кампанию, то все жители города в едином порыве отдают ему кто сколько может – а в результате из этой мелочи получается миллион! Эх, этот бы дар да нашей налоговой службе! Вот кого бы обучить фандрайзинговому волшебству!

Еще одно направление фандрайзинга – гранты. У Вас нет денег? Привлекайте гранты! Данное выражение является менее экспрессивным синонимом фразы «займитесь фандрайзингом», но посылает просителя примерно в том же направлении.

- Погоди-погоди! Ты что, хочешь сказать, что НКО не должны вытаскивать гранты? По-моему, они в основном за счет этого и живут!

- Да пусть они пишут проекты и получают на них гранты! На здоровье! И путь собирают деньги у сердобольных граждан! Но только это не должно быть основным источником их существования.

- Да? И откуда же они будут брать деньги? Где этот самый «основной источник»?

- Дружище, ты к этому источнику находишься весьма близко. Называется этот источник – госбюджет.

- Отлично! Сходи в Минфин и сообщи им эту радостную весть! Они тебе быстро объяснят, что НКО – независимые организации, и государство им ничего не обязано. Независим – значит свободен. Так что закройте дверь с другой стороны, вы свободны! И да: обязательно займитесь фандрайзингом!

- Но согласись: ситуация, когда финансисты позволяли себе говорить о том, что выделение бюджетных средств для НКО – это чуть ли не разбазаривание государственных денег, уходит в прошлое. Появились президентские гранты, заработала программа поддержки социально-ориентированных НКО. И это правильный путь! Только не надо забывать, что предыдущие лет двадцать мы занимались исключительно магическими заклинаниями на тему фандрайзинга. И многие до сих пор считают, что НКО должны добывать деньги неким волшебным образом, или с помощью потусторонних сил.

- Ну да! А потом из-за этих «потусторонних сил» их подозревают в том, что они – зловредные агенты.

- Ага, слуги Волан-де-Морта, с помощью которых он правит миром.

- Так почему же, по-твоему, нужно финансировать НКО из бюджета?

- Да потому, что это делается во всём мире. Другой модели существования НКО просто нет в природе!

- То есть как? Ведь мы знаем, что во всем мире НКО получают гранты от неправительственных фондов. А еще нам часто рассказывают, что главная статья доходов НКО - это частные пожертвования. Разве не так?

- Конечно, нет! Снимаем с ушей лапшу и смотрим статистику! А она говорит о том, что в развитых странах 50% средств НКО получают от государства. А знаешь, сколько в России? Максимум пять процентов.

- Да, маловато.

- Ну, несколько лет назад эта цифра вообще была чуть больше одного процента. И вот представь: в нашу среду, в которой государство практически не поддерживает НКО, пытаются перенести фандрайзинговые технологии из совершенно другой среды, в которой государство дает НКО 50% средств от их фактической потребности. Перенимайте передовой фандрайзинговый опыт, и будете жить так же хорошо, как НКО Америки и Европы! Наверное, всё-таки для начала нужно было бы объяснить, что суп и перловка везде – государственная, а если захотелось кофе и десерта, то можно насобирать и по углам. Через тот самый фандрайзинг.

- Ну, хорошо. Что же нам нужно делать? Выделять больше денег на государственные гранты и субсидии?

- Нужно начать с понимания простой истины: проектное финансирование не должно быть источником существования организации. Организация должна иметь возможность жить и без всяких проектов.

- То есть как? Знаешь, сколько вокруг моего кабинета ходит «организаций»? Устав показывают, щёки надувают и печатями щёлкают. Я называю таких людей «человек-организация». Приходит некий деятель и представляется президентом какого-нибудь очередного союза по спасению молодежи. Сидит на всех заседаниях, говорит во всех телекамерах и регулярно пишет президенту Путину. В общем, требует к себе серьезного внимания. Но ни одного человека в этой организации, кроме этого самого деятеля, никто и никогда в глаза не видел! По-твоему, я должен выделить ему зарплату?

- Да Боже упаси!

- Тогда что ты имел в виду, когда говорил о том, что у организации должна быть возможность жить и без проектов?

- Давай я расскажу тебе об этом на примере всё той же шведской организации «Я хочу иметь жильё». Как ты помнишь, в ней 12 тысяч членов, и взносы они не платят.

- Кстати, как у них принимают в организацию?

- Очень просто. Все, кто хочет вступить в организацию, заполняют форму на сайте и нажимают кнопку «вступить». Всё, ты принят.

- Ничего себе демократия! А как же кандидатский стаж? Как можно узнать, принесет ли этот человек организации пользу?

- А он уже принёс пользу – тем, что увеличил численность организации.

- Это – явно не наш подход. Мы привыкли, что в организацию нужно принимать только проверенных людей, которым можно доверять.

- Ну да, это наше тяжелое наследие социализма. Мы воспринимаем организацию как коллектив. А коллектив, по нашим представлениям, должен нести ответственность за своих членов. «Вася Пупкин из вашей организации? Сделайте так, чтобы он исправил свои двойки! А если не исправит – запретите ему ходить в организацию!» Если бы шведская учительница позвонила с подобным призывом в офис организации «Я хочу иметь жилье», они бы, наверное, вызвали ей психиатра. У них организация – это не коллектив, который отвечает за воспитание своих членов, а структура, которая помогает гражданам продвигать свои интересы. Поэтому моральный облик членов организации не имеет никакого значения.

- Итак, Вася Пупкин увеличил численность организации до 12 тысяч. И что же дальше?

- А дальше всё просто. По количеству членов организации правительство видит, чего хотят граждане. Оно заинтересовано в том, чтобы у больших организаций появились штатные бюрократы, с которыми можно по этому поводу вести диалог. И государство выделяет организациям административные гранты – то есть деньги не на проекты, а на существование самой организации.

- Стало быть, «человек-организация» в этой схеме заведомо оказался бы за бортом?

- Безусловно! Обязательным для получения господдержки является соответствие целому ряду критериев. Таких как количество членов организации, срок её существования, а также соблюдение демократических стандартов: прозрачность, подотчетность, и, конечно же, гендерное равенство, которому уделяется особенно пристальное внимание.

- То есть, организация может оплачивать из денег, полученных от государства, свой офис, штатных сотрудников…

- А иногда и содержать местные офисы. Когда такая основа для существования есть, можно заниматься и проектами. Здесь государство тоже является главным донором. Деньги для НКО распределяют не только через государственные структуры, такие как профильные министерства, но и через зонтичные организации.

- Зонтичные организации?

- Это организации, которые объединяют НКО определенной тематики. Например, Национальный Совет шведских молодежных организаций объединяет 80 организаций национального уровня.

- Да, неплохо они растут на государственных хлебах!

- А в Финляндии НКО кормятся от игровых автоматов.

- Что??? Они занимаются игорным бизнесом?

- Нет, всё проще. Давным-давно, еще в 1938 году, финны создали Ассоциацию игровых автоматов, которая находится под полным контролем государства и обладает монополией в сфере игорного бизнеса. Прибыль, которую получает Ассоциация, распределяется на проекты НКО в сфере социального благополучия и здравоохранения. Делается это в рамках грантового конкурса, который проводится ежегодно. Решение о выделении грантов утверждается финским министерством здравоохранения и социального развития. Хочешь узнать цифры?

- Еще бы! Погоди, только схвачусь покрепче за стул!

- Итак, в этом году из средств, полученных Ассоциацией игровых автоматов, профинансировано проектов на 308 миллионов евро.

- Так, умножаем на 50… получается примерно 15 миллиардов рублей! А у нас на ежегодные гранты Президента для НКО выделяется 2,5 миллиарда, в шесть раз меньше! И это при том, что вся Финляндия – как наш Питер!

- Ну, если продолжить эти подсчеты, то голова у нас совсем закружится. Население в России – в 28 раз больше, чем в Финляндии. Чтобы конкурс грантов президента достиг уровня финских игровых автоматов, то его фонд должен составить… умножаем 15 миллиардов на 28 – итого 420 миллиардов рублей! Это в 168 раз больше, чем сейчас!

- Мда… А финансируются ли из средств Ассоциации игровых автоматов молодежные проекты?

- Конечно! На проекты в сфере работы с молодежью в этом году распределено 20,5 миллионов евро.

- Умножаем на 50… получается, чуть больше миллиарда рублей.

- А теперь умножаем на масштабы России и выводим цифру: чтобы нам достичь финского уровня поддержки молодежных НКО, нам требуется ежегодно распределять по конкурсу 28 миллиардов рублей.

- А у нас в этом году на молодежные проекты по конкурсу президентских грантов выделяется 340 миллионов рублей. Считаем… получается, в 82 раза меньше.

- А самое смешное знаешь что? То, как сформулирована цель, ради которой была создана финская Ассоциация игровых автоматов. Так вот эта цель – не что иное, как… фандрайзинг! Ассоциация создана для привлечения средств на нужды НКО, то есть для того, чтобы заниматься фандрайзингом!

- Теперь я понял, как выглядит самый крутой фандрайзер в мире! Это скромный наладчик финского игрового автомата, который наверняка мало что понимает в НКО, но зато регулярно их кормит!

- Честно говоря, я – именно за такой фандрайзинг!

Продолжение читайте здесь...

Начало публикации - здесь...

Предыдущий параграфздесь...

Достижения науки электротехника и робототехника.
 

Знакомьте своих друзей с новостями нашего портала через Контакт!

Баннер
Анонсы и выпуски: "После школы" в Контакте

Зайди в группу и узнай больше новостей, чем ты видишь здесь!