Портал Молодежь Петрозаводска

Понедельник
Декабрь 17
  • Увеличить размер шрифта
  • Стандартный размер шрифта
  • Уменьшить размер шрифта
Используйте для расчета платежей за растаможку авто таможенный калькулятор пошлин.

Подпись Брежнева

В новом параграфе "Настольной книги для тех, кто отвечает за молодежь" - рассказ о системе молодежных образовательных центров Германии и Финляндии.

Применим ли у нас европейский опыт неформального образования молодежи, накопленный этими центрами? В разговоре на эту тему невозможно обойти стороной важные вехи послевоенной истории. Молодежная работа на фоне большой политики - в новом параграфе "Молодёжки"!

 


Денис Рогаткин

Подпись Брежнева

К разговору о позитивном развитии молодежи мы подойдём постепенно. А начнем издалека: с погружения в послевоенную историю Германии.

Как известно, после войны на месте американской, английской и французской оккупационных зон возникла Западная Германия (ФРГ), а на месте советской оккупационной зоны – Восточная Германия (ГДР). Американцы, англичане и французы строили в ФРГ демократию, а мы в ГДР – социализм. Соответственно, в ГДР транслировались советские подходы к работе с молодежью, а в ФРГ – западные.

Попробуйте представить себя на месте западных союзников. Еще недавно немецкая молодежь поголовно состояла в гитлерюгенде и вырастала со свастикой, торчащей из ушей. Нужно было каким-то образом проникнуть в головы немецких юношей и девушек, и добиться того, чтобы они стали людьми с демократическими убеждениями. Причем не когда-нибудь, через три поколения, а сегодня. Надежды на то, что с этой задачей справится школа, не было никакой: в ней преподавали те же самые учителя, которые работали при нацистах.

И тогда американцы стали создавать образовательные центры – круглогодичные лагеря, в которых молодежь проходила обучение основам демократии. Группы молодежи приезжали в такие центры на семинары, которые длились несколько дней. Постепенно образовательные центры стали популярными. После ухода американцев они были оформлены как НКО, и в этом статусе сохранились в Германии до сих пор.

В начале 1950-х годов в ФРГ было принято решение о том, что в стране должна развиваться система «политического образования». Политическое образование – это немецкий вариант гражданского образования, с акцентом на изучение уроков собственной истории и знакомство с политической системой государства. Цель политического образования – не только воспитание гражданской активности, но также и поддержка участия граждан в политической жизни. Политическое образование ориентирует молодежь в непонятном для неё мире политики. Оно учит в нём разбираться, но не агитирует. Политическое образование – это не пропаганда. Это – необходимая основа для того, чтобы человек сам принял осознанные решения: за что он выступает, кого он поддерживает, за кого он голосует и как лично он будет влиять на политическую жизнь.

Договорившись вскоре после войны о том, что такое «политическое образование», немцы методично развивали его все последующие десятилетия. Для координации системы политического образования созданы специальные государственные агентства – как на уровне федерации, так и на уровне федеральных земель. Занимаются политическим образованием и фонды политических партий, и школы, и НКО. И конечно же – образовательные центры, для которых политическое образование осталось одним из приоритетов вплоть до наших дней.

После объединения Германии в 1990 году система образовательных центров начала выстраиваться и на территории бывшей ГДР. Сейчас в Ассоциацию образовательных организаций Германии AdB входит 170 центров. Они проводят семинары для всех категорий населения – не только для молодежи, но и для взрослых.

- Видимо, тот самый дом пионеров, о котором ты рассказывал, отдали как раз одному из подобных центров?

- Совершенно верно! Центр появился в городе Веймаре в конце 1990-х годов. Для него построили современное административное здание со столовой и залами для семинаров, три спальных корпуса, а также отдали центру еще одно здание. Плюс бывший дом пионеров. Власти передали всё это имущество НКО и освободили образовательный центр от налогов. Кроме одного – культурного налога, который взимается за каждого гостя в размере 2 евро в сутки. Эта сумма поступает в городской бюджет Веймара.

- Я думаю, никто из наших НКО не отказался бы получить пять домов на таких условиях!

- Ну а наши немецкие коллеги не вполне довольны: они считают, что взимать культурный налог – несправедливо. Ведь центр привлекает в город туристов, которые и так оставляют в нём свои деньги.

- То есть на семинары в образовательный центр приезжают группы из других городов?

- Не только из других городов, но и из других стран. Когда мы приехали в этот центр, первой загадкой для нас стала деревянная решетка вдоль фасада главного корпуса. Представь: здание из стекла и бетона, а примерно в двух метрах от стены висит что-то вроде горизонтальных жалюзи из деревянных брусков. Сразу возник спор: для чего это?

- Наверное, защита от солнца?

- Была такая версия. Еще предполагали, что это основа для вьющихся растений, которые можно пустить по стене здания. Но верной оказалась догадка о том, что эта решетка не несет никакой функциональной нагрузки – просто элемент дизайна. Оказывается, неподалёку когда-то находился деревянный дачный домик немецкого классика Шиллера. И для того, чтобы молодежь чувствовала свою причастность к культуре, решили сделать бетонные корпуса будто бы деревянными.

- Это сильно! Сколько мест в этом центре?

- Примерно 130.

- Их ведь нужно заполнять? Это не так-то просто. Как они это делают?

- У каждого педагога образовательного центра есть своя специализация. Кто-то проводит семинары по теме уроков фашизма. Неподалёку находится бывший концлагерь, посещение которого обязательно входит в программу таких семинаров.

Другой педагог специализируется на веймарском классицизме – рассказывает о дружбе Шиллера и Гёте, которая принесла городу Веймару славу интеллектуального центра Германии. Третий их коллега занимается вопросами европейской интеграции и прав человека. Есть и те, кто специализируется на творчестве: это рисование, фотография, видеосъемка, театр – всё то, что помогает молодежи из разных стран находить общий язык.

- Трудно поверить, что на семинары по этим темам стремятся попасть толпы людей.

- Это верно. Каждый педагог должен провести в течение года несколько семинаров. И на каждый семинар он должен привлечь не только участников, но и финансирование. Например, найти партнёра из другой европейской страны и подать вместе с ним проектную заявку в программу «Эразмус плюс». Или  получить деньги на семинар от местных властей. Либо так заинтересовать участников, чтобы они приехали за свой счет.

- Да, это уже попахивает профессионализмом. Это тебе не двери в подростковом клубе открывать!

- Конечно, семинары, которые проводятся в образовательных центрах – это не скучные лекции, а творческая работа в группах. Это то самое неформальное образование, которое в итоге оказывается гораздо более эффективным, чем формальное. Но для начала молодежь нужно на эти семинары затащить. Как правило, педагоги центров связываются со школами и организациями, заинтересованными в семинаре на определенную тему. И просят их помочь привлечь молодежь.

- На самом деле, для ребят это отличная возможность: пообщаться со своими друзьями во время поездки, познакомиться с молодежью из других стран, побывать в новом для себя городе. По-моему, стимулов вполне достаточно!

- В Германии мы видели самые разные образовательные центры. Некоторые находятся в исторических зданиях – например, в замках. Государство даже выделяет центрам деньги на то, чтобы они поддерживали их в приличном виде. А один образовательный центр появился на месте бывшего ГДРовского спортивного лагеря. В этом центре есть база для водных видов спорта – дети плавают по озеру на каяках и катамаранах. Часто приезжают школьные классы и живут в центре целую неделю. Одноклассники проходят различные командные тренинги, общаются, весело проводят время. Это позитивно влияет на атмосферу в классе, когда дети возвращаются обратно в школу.

- А образовательный центр привлечением классов решает проблему своей загрузки.

- Безусловно! Но в этом выгодное отличие системы образовательных центров от обычных молодёжных клубов. Руководители клубов могут себе позволить сидеть в пустом здании и сокрушаться о том, что молодежь к ним почему-то не заходит. А педагоги образовательных центров понимают, что молодежь сама не приедет – тем более, если она должна за это заплатить, пусть и не столь большую сумму. Конечно, германские образовательные центры тоже сталкиваются с трудностями. Некоторые из них даже закрываются. А те, что продолжают работать, опасаются того, что государство заставит их платить те же налоги, что платят обычные турбазы – тогда, говорят, мы выжить не сможем.

- Я думаю, им и при нормальных налогах живётся не просто. Такая работа – это конвейер. Её трудно долго выдержать.

- Это точно! Сотрудники образовательных центров не работают с постоянными группами – на каждый семинар приезжают новые участники. Это, безусловно, педагогов выматывает. Через пять лет после нашего первого знакомства с немецкими образовательными центрами мы обнаружили, что из преподавателей, с которыми мы тогда общались, остался работать лишь один человек.

- Да, не мы одни страдаем от текучки!

- Но вот у финских коллег ситуация выглядит более стабильной. В Финляндии работает 10 молодежных центров, которые схожи с образовательными центрами Германии. Они также объединены в сеть и получают поддержку от Министерства культуры и образования, которое отвечает в том числе за молодежную политику. За счет этого финансирования они имеют возможность принимать молодежные группы по сниженным ценам. Ведут и коммерческую деятельность: принимают группы туристов и проводят мероприятия, которые не связаны с молодежью.

- Думаю, никакая коммерция не позволила бы выжить ни немецким, ни финским центрам без поддержки со стороны государства.

- Финансовая ситуация центров, конечно, во многом зависит от отношений, которые у них сложились на региональном и местном уровнях. Например, в образовательном центре Веймара нам рассказывали о том, что около 40% средств центр получает от региональных и местных властей, а остальные деньги привлекает сам. Еще один потрясающий пример – финский молодежный центр «Хювярила», который расположен на окраине небольшого городка Нурмеса. В этом городе проживает девять тысяч человек.

- По нашим меркам – посёлок.

- Так вот, город Нурмес недавно построил рядом с центром «Хювярила» современный спортивный комплекс стоимостью 4 миллиона евро. Жители Нурмеса могут заниматься в нём по минимальным ценам. Город не только бесплатно передал спорткомплекс центру «Хювярила», но и дотирует 70% расходов на его содержание. Остальные 30% центр должен заработать сам. Сотрудники центра говорят, что это не так-то просто.

- Но это наверняка подталкивает их к тому, чтобы что-то придумывать – проводить в спорткомплексе выставки, ярмарки, турниры и зарабатывать на этом. А иначе сидели бы и радовались, что пол блестит, как новенький…

- В финском опыте нам многое может показаться удивительным. Например то, что центр «Хювярила» оформлен не как НКО, а как ООО – общество с ограниченной ответственностью, то есть коммерческая структура. У нас это было бы поводом для серьезных ограничений в его поддержке, а у финнов этот факт – не более чем административный вопрос, никак не влияющий на суть дела.

- Ага, попробовал бы у нас какой-нибудь город подарить спортивный комплекс коммерческой фирме! Мэр бы уже давно на нарах куковал!

- Еще одно непривычное для нас явление. В 40 километрах от центра «Хювярила» находится аналогичный молодёжный центр – «Метсакартано». Он специализируется на молодежных программах на фоне природы – находится в живописном финском лесу. Казалось бы, «Хювярила» и «Метсакартано» – прямые конкуренты. Должны соревноваться, кто кого съест. Но вместо этого они создали общий на два центра международный отдел! Два специалиста отдела пишут заявки на финансирование международных лагерей для обоих центров. А иногда проводят семинары в двух центрах сразу: начинают в одном, а заканчивают в другом.

- Да, нам такой уровень сотрудничества не светит еще очень долго.

- Финские молодежные центры, в сравнении с немецкими, относительно молоды. Они стали появляться в начале 1980-х годов. И между прочим, тоже под влиянием большой политики. Идея создать такие центры появилась в Финляндии после знаменитого Хельсинкского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года. В Заключительном акте, который, кроме европейских лидеров, подписали и руководители СССР и США, имелся отдельный раздел о поощрении молодежных обменов. Вот финны и выполнили свои обязательства – создали для молодежных обменов все условия.

- Все бы так отвечали за то, под чем подписываются!

- Я думаю, финские молодежные центры прошли лишь первый этап своего становления. И всё идёт к тому, что их роль будет усиливаться. Они постепенно вырастают из своих прежних рамок – становятся не только организаторами лагерей, но и ресурсными центрами, поддерживающими развитие системы работы с молодежью.

- Ну не знаю, что они там могут развить! А вот попробовать встроить модель финских и немецких образовательных центров в нашу систему дополнительного образования было бы весьма интересно!

- Тем более что подпись Брежнева под Хельсинкскими соглашениями никто не отзывал!

Продолжение ЧИТАЙТЕ ЗДЕСЬ...

Начало публикации - здесь...

Предыдущий параграфздесь...

 

Достижения науки электротехника и робототехника.
 

Знакомьте своих друзей с новостями нашего портала через Контакт!

Баннер
Анонсы и выпуски: "После школы" в Контакте

Зайди в группу и узнай больше новостей, чем ты видишь здесь!