Портал Молодежь Петрозаводска

Суббота
Ноябрь 25
  • Увеличить размер шрифта
  • Стандартный размер шрифта
  • Уменьшить размер шрифта
Используйте для расчета платежей за растаможку авто таможенный калькулятор пошлин.
Home МП - Политика Информационные материалы Индустрия школьных новостей

Индустрия школьных новостей

Представляем статью координатора Юниорского союза "Дорога" Дениса Рогаткина о развитии школьного телевидения в США.

Статья написана по итогам участия группы специалистов, представляющих пять регионов России, в Слёте школьного телевидения Америки в городе Сан-Диего в апреле 2015 года.


Денис Рогаткин

Индустрия школьных новостей

В апреле 2015 года группа российских экспертов в сфере образования и молодёжной политики, а также шесть старшеклассников – корреспондентов молодёжных телепрограмм из Петрозаводска, Самары, Чебоксар и Москвы, – получили уникальную возможность побывать на Слёте школьного телевидения США в Сан-Диего. Старшеклассники и эксперты знакомились с моделью организации телевизионного вещания в школах США.

Являясь членами рабочей группы «Образование и молодежь» Российско-американской программы «Обмен социальным опытом и знаниями», мы в первую очередь изучали возможности развития сотрудничества между российскими и американскими организациями, занимающимися поддержкой молодежного телевидения.

Четыре дня Слёта позволили нам получить концентрированное представление о преподавании в американских школах столь необычного предмета, как телевизионное вещание и о значимой роли в развитии школьной тележурналистики, которую играет некоммерческая организация STN, Сеть школьного телевидения.

 

Школа XXI века

15 лет назад в американских школах начал появляться новый предмет – телевизионное вещание. Преподавать его стали учителя информатики, прошедшие подготовку на краткосрочных курсах. Новый предмет быстро завоёвывал популярность среди старшеклассников. Он не входил в число обязательных предметов, – относился к курсам по выбору. И выбирая, например, из такого набора школьных уроков, как «танец», «керамика», «веб-дизайн», «ремонт автомобилей», «обработка дерева» или латынь, старшеклассники всё чаще делали свой выбор в пользу тележурналистики.

Казалось бы, как можно научить телевидению в обычном классе? Максимум – дать теорию. Создание собственного телепроизводства – это неподъёмный проект для обычной школы. Многие рассуждают так и сегодня, странным образом не ведая о демократизации телевизионных технологий, которая произошла более 15 лет назад. С появлением цифровой техники видеокамеры стали вполне доступными не только для школы, но и для семьи. Да и для монтажа видео теперь достаточно иметь стандартный компьютер или ноутбук, причём далеко не самой высокой мощности.

Практически все американские школы начинали преподавание телевещания с нуля. Приобретали одну видеокамеру, штатив и микрофон. А некоторые, продвинутые – еще и зеленую ткань, – хромакей, фон для записи ведущих программы в виртуальной студии. При этом главная проблема для преподавателей заключалась не в материальной базе, а в методике.

Распространение в школах нового предмета «Телевещание» было движением снизу. В распоряжении учителей не было ни учебных программ, ни пособий, ни поурочных планов. В поисках методической поддержки группа учителей приехала на слет американской ассоциации преподавателей журналистики. Но их ожидало разочарование: выяснилось, что телевизионной журналистикой в этой ассоциации не занимаются вовсе.

И что же, вы думаете, сделали эти учителя? Закончили эксперименты с телевидением и вернулись к преподаванию курса продвинутого пользователя ПК? Наверное, такое решение было бы логичным, но они почему-то не захотели возвращаться к прежней жизни. И постановили: «Раз нет во всей Америке такой организации, которая может нас поддержать, давайте создадим свою!»

Они – обычные школьные учителя! – создали организацию STN, Student Television Network, cеть школьного телевидения. Поначалу это была сеть взаимопомощи для преподавателей, которые внедряли новый для себя предмет «телевещание». Учителя делились своими наработками и получали друг от друга советы – например, о том, какую видеокамеру лучше всего приобрести на скромные школьные деньги.

Через пять лет, в 2004 году, STN решила провести первый в своей истории слет школьного телевидения. В течение нескольких дней старшеклассники и учителя набирались опыта на мастер-классах профессиональных телевизионщиков, а также участвовали в серии творческих конкурсов, соревнуясь друг с другом в различных телевизионных жанрах.

С тех пор слёты STN стали проводиться ежегодно. В 2015 году слёт установил очередной рекорд: в город Сан-Диего приехало 2700 старшеклассников из 150 школ. Всего в состав Сети школьного телевидения входит около 400 школ США.

 

Атмосфера слёта

Сан-Диего можно считать родиной организации STN. Её штаб-квартира располагается в небольшом курортном городке Карлсбаде, который находится в 50 километрах к северу от Сан-Диего.

Размещение офиса столь мощной и успешной организации в городке, который находится на противоположной от столицы части страны, численность населения которого к тому же составляет всего лишь 100 тысяч человек – весьма показательно. Это опровергает бытующее у нас представление о том, что управлять организацией национального масштаба можно исключительно из столицы. Мол, без постоянного контакта с федеральными чиновниками ничего не сделаешь. Но ведь американцы-то – сделали!

В Карлсбаде не только размещается офис STN, которым руководит исполнительный директор Нэнси Хелд Лукас. В этом же городе работает нынешний президент STN, Даг Грин. Даг – школьный учитель, преподает телевещание сразу в двух школах в Карлсбаде – старшей школе (9-12 классы) и средней школе (6-8 классы). Под руководством Дага Грина старшеклассники выпускают ежедневную телепрограмму в прямом эфире. В школе оборудована телестудия, которая дает ученикам возможность поработать как в кадре, так и за кадром, в условиях, которые мало чем отличаются от студий профессиональных телеканалов. Модель школьного телевещания, разработанная Дагом Грином в Карлсбаде, широко тиражируется в школах Америки. Используют преподаватели и учебник его авторства. Неудивительно, что школьные делегации из Карлсбада были на слете среди самых многочисленных – около 50 человек от школы!

На фото: президент СТН Даг Грин открывает слет вместе с начинающими тележурналистами из России

Слёт – это смесь яркого праздника с будничной работой. Ученикам старшей школы города Тексаркана (население – 36 тысяч жителей, штат Техас), чья телестудия носит название «Тигровидение», досталась ответственная миссия – они обеспечивали трансляции всех церемоний слета. И делали это – на высочайшем профессиональном уровне! Только представьте: в зале-трансформере солидного отеля размещались 2700 человек. Ширина зала в несколько раз превышала его длину. Хорошо видеть происходящее на сцене могли только зрители центрального сектора. Остальные смотрели все церемонии по трансляции на больших экранах, установленных напротив каждого сектора. Эту трансляцию и обеспечивали старшеклассники из Тексаркана.

В роли ведущих церемоний также выступали старшеклассники из разных школ. Пара – девушка и юноша – проводили свой отрезок шоу, а затем передавали эстафету следующей паре. Иногда при этом путались листочки сценария, но как только это происходило, представители команды организаторов мгновенно их заменяли. Трансляция, профессиональный свет, обаятельное и раскованное ведение церемоний – всё это создавало атмосферу грандиозного шоу.

На фото: трансляция церемонии награждения.

Эта атмосфера, конечно, была бы невозможной без колоссальной энергетики зала. Старшеклассники радостно кричали, свистели, аплодировали, подпрыгивали, – в особенности в те моменты, когда упоминалась их школа. В этом потоке эмоций читалось и желание погромче заявить о себе, и гордость за свою школу, и радость от участия в столь масштабном событии, как слёт школьного телевидения. Атмосфера была исключительно дружелюбной, без тени агрессии или негатива.

Нэнси Хелд Лукас, исполнительного директора STN, зал встречал как суперзвезду. Да и сама Нэнси держалась, как звезда первой величины, умело владея залом и вызывая его ответные эмоции. При этом она всё-таки не преминула напомнить школьникам: «Ребята, соблюдайте правила безопасности!» Это был, пожалуй, единственный за всё время слёта пример, когда взрослый человек явно заявил о себе с позиции педагога.

На фото: исполнительный директор СТН Нэнси Хелд Лукас выступает на открытии слёта

Те, кто имеет опыт проведения слётов с таким количеством участников, знают: избежать травм и нарушений дисциплины, собрав столько школьников вместе, невозможно. Мы слышали о том, что во время слета кто-то был отправлен домой за нарушение правил безопасности. А некто другой из-за травмы попал в больницу. Наблюдая за Нэнси, мы видели, что она не забывала про груз своей ответственности ни на минуту. Но ни разу мы не были свидетелями каких-либо публичных нотаций, адресованных всем участникам слета по вине одного-двух балбесов. Вообще не возникало ощущения, что здесь присутствуют учителя: никаких командных ноток, никакого назойливого руководства учениками, ни – тем более – выхватывания у них камер и микрофонов, разбирательств на повышенных тонах с соперниками, скандалов с организаторами… Во время обеда, устроенного специально для учителей, мы были весьма удивлены тем, что их здесь так много. В течение всего слёта они находились в тени, не мешая школьникам проявлять себя. И много раз мы видели, как учителя радостно подпрыгивают и обнимаются вместе со своими учениками, когда их школа наконец-то становится победителем одного из многочисленных конкурсов слёта.

 

Структура слёта

Структура слёта такова. Первый элемент – это творческие конкурсы. Их список и условия публикуются заранее, и каждая школа еще до слёта выбирает, в каких конкурсах она примет участие. За регистрацию в каждом конкурсе школа должна заплатить взнос, равно как и за отмену своего участия или изменение персонального состава команды. Каждый конкурс предполагает создание с нуля готового телевизионного продукта – это может быть сюжет, интервью, видеоклип и даже рекламный ролик.

Особый конкурс, который одновременно любят и ненавидят участники слёта – «Сумасшедшая восьмёрка». Команды не знают задания заранее. Они могут заблаговременно лишь выбрать жанр, в котором будут создавать свою работу. Задание команды получают в 8 утра, и к 16.00 они должны сдать готовый продукт на флэшке.

На фото: команда монтирует конкурсный ролик

Нэнси Хелд Лукас уверена, что укладываться до дедлайна – это важнейшее для тележурналиста умение. На слёте применяется весьма наглядная технология: в холле выставляются корзинки, возле каждой из которых стоит волонтёр. Все участники знают, что корзинки унесут ровно в тот момент, когда наступит дедлайн. И если в последнюю минуту у тебя что-то пошло не так, то уже никто не сможет принять твою работу.

На фото: корзинки для сдачи конкурсных работ.

Монтаж отснятых конкурсных сюжетов ведется в огромном общем зале. У каждой команды – свой круглый стол. Вся техника для видеомонтажа – ноутбуки, мониторы – привезена с собой. На последних минутах, когда видеофайл вот-вот окажется на флэшке, команда начинает страшно ликовать. Дети издают дружные победные крики, снимают все происходящее на камеры и фотоаппараты, а затем с теми же криками и возгласами направляются всей командой в холл. Здесь шоу достигает своего апогея: запечатанная в полиэтиленовый пакет с сопроводительной запиской флэшка под бурную радость команды и её болельщиков наконец-то оказывается в корзинке.

Видели мы и сдержанные слёзы тех, кто не успел уложиться до дедлайна. Истерик и скандалов при этом – не видели ни одного.

Атмосфера конкурсов несла в себе недвусмысленную идею: журналистская работа требует азарта, творчества, включенности, быстрой реакции. Она не терпит хмурых, отсутствующих лиц, не прощает состояния ступора при столкновении с проблемной ситуацией.

Пожалуй, одним из самых сложных конкурсов стал «Прямой эфир» с участием российской делегации. Условия конкурса: побывать на пресс-конференции гостей из России и после этого «выйти в прямой эфир», то есть записать двухминутное включение с места события без монтажа. Ролики продолжительностью более двух минут, по условиям конкурса, не рассматриваются. Включение должно содержать вводный стендап журналиста, интервью и итоговый стендап.

На фото: пресс-конференция российских и американских участников программы «Обмен социальным опытом и знаниями»

Начинающим корреспондентам было не позавидовать: из довольно-таки общей формулировки тема пресс-конференции было непросто понять, как можно сделать из этого живой и интересный материал. Зато во время пресс-конференции мы постарались дать ребятам как можно больше зацепок. По окончании пресс-конференции у корреспондентов было около двух часов до дедлайна. Некоторые начали снимать буквально сразу – видимо, по заранее подготовленному плану, который никак не изменился после нашего получасового общения. Было немало и тех, кто сделал псевдоинтервью: они взяли кого-то из своей же команды и задали им вопросы как людям, которые якобы побывали в России в рамках программы «Обмен социальным опытом и знаниями», о которой мы рассказывали. Ну и, конечно же, не всё получалось с первого раза. Команда из старшей школы Карлсбада, которая брала интервью со мной, записала его с третьего или четвертого дубля. При этом оператор и журналист работали довольно слаженно, сумели расположить к себе, уделяли объекту интервью должное внимание.

Если оценивать результаты этого конкурса, то мне по-настоящему понравилось одно интервью. Оно, кстати, заняло не первое, а второе место. Корреспондент из старшей школы небольшого городка Саутерн-Пайнс в Северной Каролине (население – 12 тысяч человек) сделал замечательное «прямое включение» с начинающей тележурналисткой из Чебоксар Екатериной Кузовихиной. Какие приёмы он применил? Во-первых, в своём стендапе он не только ввел зрителя в курс дела, но и обосновал выбор героя – сослался на слова Кати, которые она произнесла во время пресс-конференции.

Первый вопрос, который задал юный журналист Брэд, предполагал не общие рассуждения, а конкретный ответ: «Чем эта программа помогает вам, российским школьникам и американским школьникам, таким, как я?» Ответ, который он получил, был, тем не менее, не вполне конкретным, но – надо отдать Брэду должное – он не растерялся! Перед тем, как задать второй вопрос, журналист предоставил зрителю новую порцию информации: «На пресс-конференции было сказано, что американцы не знают о России почти ничего, включая её расположение на карте. Ты можешь себе представить! – воскликнул он, обращаясь к Кате. – Как же ваша программа может помочь американцам получить более адекватное представление о такой влиятельной стране, как Россия?» На этот раз Брэд получил живой и обаятельный ответ Кати о том, что если школьники будут чаще встречаться и общаться друг с другом, то у них неизбежно появится интерес к странам, в которых они живут. «Теперь-то ты наверняка знаешь, где Россия находится на карте!» – завершила Катя. «Теперь-то конечно!», – отреагировал Брэд и перешел к заключительному стендапу.

В нём он отметил, что благодаря программе ОСОЗ российские и американские школьники уже передают друг другу свой опыт в сфере тележурналистики. «Вы можете помочь распространению программы, если просто обсудите её со своими друзьями и учителями, когда вернетесь в школу». Отлично отработал и оператор – и это несмотря на то, что в конкурсе операторская работа не оценивалась. Но профессионализм в том и заключается, что обладатели этого ценного качества не умеют работать, как дилетанты.

Ну а что же ролик, который занял первое место? В нём журналистка сказала, что на слёте присутствуют школьники из России и задала вопрос одному из них о том… Дальше догадаться не сложно: «Что тебе больше всего понравилось в Америке?» Второй вопрос был в том же духе: «Что тебе больше всего понравилось на пресс-конференции?» Вопрос, напомню, адресован одному из тех, кто эту пресс-конференцию давал.

На фото: журналист и оператор готовятся к интервью с корреспондентом "После школы" Глебом Андрюшиным

Итак, первый компонент слёта – творческие конкурсы. Второй – сессии от профессионалов. У участников слета есть возможность послушать лекции на разные темы – начиная от того, как найти интересные новости в собственной школе, заканчивая приемами работы в видеоредакторе. Большинство лекторов прекрасно владеют аудиторией, превращая свои выступления в мини-спектакли. Один из ораторов разбирал типичные операторские ошибки на примере сюжетов центральных телеканалов. На стоп-кадрах он показывал тень оператора, которая попала в каждый второй кадр сюжета и искренне удивлялся: «Ой, что это? Это опять оператор???» Зал, в котором находилось около ста человек, приветствовал каждую подобную реплику дружным вздохом удивления.

Третий компонент слета – подведение итогов ежегодных конкурсов STN на лучшие телевизионные работы. Церемония награждения с показом фрагментов работ-победителей подтвердила, что школьное телевидение в США уже достигло высокого качества и имеет отличный потенциал для развития.

 

Телевещание в школе

Церемония награждения лучших программ года со всей очевидностью продемонстрировала, что школьное телевидение США за 15 лет выросло в громадную индустрию. Появление мощной технической базы – пусть и не во всех школах – не должно удивлять: внедрение новых информационных технологий в школах США всегда было в числе ключевых приоритетов.

Телепрограммы многих школ сумели преодолеть границы школьных стен – они транслируются на местных телеканалах. Заинтересовался школьным телевидением и телеканал PBS – общественное телевидение США, которое можно сравнить с российским Первым каналом. PBS запустил проект «Школьные репортёрские лаборатории». Журналисты PBS курируют работу школьных студий, участвующих в проекте, размещают их сюжеты на своем сайте, а наиболее актуальные, интересные и удачные сюжеты получают шанс попасть в «Час новостей» PBS.

Таким образом, в рамках школьного курса телевещания старшеклассники производят конкурентоспособный продукт, имеющий реальную стоимость. А это очень нетипичное явление для нашей школы – как российской, так и американской! Пока мы думаем, что ничего подобного в школе не может быть по определению, это явление существует и замечательно развивается! А значит, оно заслуживает отдельного пристального внимания.

Предмет «Телевещание», напомним, является курсом по выбору. Для занятий формируются смешанные группы из учеников разных классов, желающих пройти этот курс. Означает ли это, что секрет высокого качества обучения – в заинтересованности учеников, в их мотивации? Думаю, только отчасти. Главный вопрос – это объем практики. На предмет телевещания отводится по 4-5 учебных часов в неделю. Для сравнения могу сказать: юным корреспондентам телепрограммы «После школы», которую мы производим в Петрозаводске, такой объем практики даже не снился! А без этого невозможно отработать ключевые навыки: в отсутствие постоянного закрепления они очень быстро утрачиваются.

Очевидное преимущество, которого добились наши американские коллеги в работе со школьниками – это качество картинки. Временами их продукция уже перестает напоминать телевидение – скорее похожа на кино. Дети замечательно чувствуют композицию кадра, постоянно работают с подвижной камерой, и главное – делают это чисто!

Пример: конкурсный ролик, подготовленный учениками старшей школы Уоиана, расположенной на Гавайских островах

 

Второе важное преимущество находится в сфере коммуникации. Американские школьники, вовлеченные в телепроизводство, демонстрируют отличные коммуникативные компетенции. На экране они выглядят открытыми, раскованными, умными и обаятельными. И дело здесь, наверное, не столько в пресловутом «менталитете», сколько в организации процесса.

Если посмотреть на российские школьные и студенческие телепрограммы, то их верстка чаще всего основана на традиционном новостном формате: это серия сюжетов с подводками ведущих. Поиск хороших ведущих превращается у нас в грандиозную проблему. Наши старшеклассники не могут с первого раза прочитать текст даже за кадром! Если предложить им делать это в кадре, причем в прямом эфире, и к тому же не просто читать текст с суфлера, а общаться с собеседником, подбирая нужные слова самостоятельно, то это потребует от них серьезной работы над собой. Так ведь это и есть не что иное, как образование! Не случайно Нэнси Хелд Лукас упоминает о том, что предмет телевещания помогает сформировать у учеников «образовательные компетенции XXI века», среди которых – командная работа, коммуникабельность, умение работать с информацией, владение современными цифровыми технологиями.

Ежедневная телепрограмма старшей школы Карлсбада выходит в прямой эфир по утрам. Если проанализировать вёрстку этой программы, то на 70 процентов она основана именно на живом общении. В 11-минутное утреннее шоу может войти максимум 1-2 коротких сюжета, подготовленных заранее. Всё остальное – это новости школьной жизни, которые читают ведущие, живые интервью с гостями в студии – например, знакомство с новой учительницей английского языка. Практикуются и «прямые включения», сделанные по такому же формату, который нам довелось наблюдать на слете STN в ходе конкурса «прямой эфир». Пример – интервью у спортплощадки со школьной бейсбольной командой, которая недавно удачно выступила на соревнованиях.

Самое интересное – это распределение ролей. Каждый старшеклассник работает и в кадре, и за кадром. Сегодня ты – в кресле ведущего, а завтра – за пультом режиссёра. Учитель телевещания старшей школы Карлсбада Даг Грин применяет оригинальный метод. Имена учеников написаны на палочках для мороженого, которые сложены в кружку. На утренней планёрке он поочередно достает из стакана каждую палочку, называет имя ученика, и тот заявляет, какую позицию в редакции он сегодня хотел бы занять. Список позиций выведен на интерактивную доску, куда имя ученика сразу же записывается. А Даг перекладывает палочку с его именем во вторую кружку и переходит к следующему ученику. Действует ограничение: нельзя быть на одной и той же позиции больше четырех раз за учебный семестр.

 

Телевещание и образовательные стандарты

Если посмотреть на курс телевещания с позиции новых образовательных стандартов, которые внедряются сейчас и в России, и в США, то можно только удивляться тому, как новые, прогрессивные подходы, которые еще вчера казались недостижимыми, отражаются в этом учебном предмете.

Мы наблюдаем яркий пример деятельностного подхода в образовании, позволяющего ученикам приобретать новые компетенции через практическую работу. В способе организации деятельности учеников в рамках предмета телевещания можно увидеть воплощение идей прогрессивного образования Джона Дьюи, и выросшего из них популярного ныне в Америке эмпирического обучения (experiential learning).

Благодаря предмету телевещания, появился мощный канал проникновения в школьные стены неформального образования, в рамках которого обучение превращается в незаметный процесс: его как будто не видно, оно не лежит на поверхности. Но будучи спрятанным в деятельность, такое образование оказывается куда более глубоким и устойчивым, чем традиционная формализованная учеба за школьной партой.

Немаловажно и то, что курс телевещания актуализирует и интегрирует те компетенции, которые школа формирует в рамках обязательных школьных дисциплин. Этот курс является ярким примером выстраивания межпредметных связей. Чтобы работать в редакции, школьнику требуется многое. С одной стороны, это навыки, необходимые ему для успеха в роли журналиста: умение писать грамотные и интересные тексты, хорошая устная речь, умение добывать и «упаковывать» информацию, стрессоустойчивость, быстрая реакция, способность устанавливать контакт с людьми. С другой стороны, в роли телеоператора школьнику необходим определенный уровень визуальной культуры: умение грамотно выстраивать кадр, видеть интересные детали, «рассказывать картинкой», чувствовать свет и цвет… У кого-то эти компетенции уже были сформированы хотя бы частично, начиная с уроков рисования в младшей школе. А кому-то придется формировать их с чистого листа. Ну и, наконец, техническая грамотность. Работа с телекамерами, режиссерскими пультами, программами видеоредактирования актуализирует информационно-технологические компетенции, база для которых должна была закладываться на уроках информатики и технологии.

Отметим также, что тележурналистика – это прекрасный способ познания мира. Те же ученики старшей школы Карлсбада вели трансляции не только со спортивных соревнований или культурных событий, но даже освещали в прямом эфире выборы в округе Сан Диего. С 2008 года предмет телевещания в этой школе был расширен блоком документалистики. Вскоре 16 учеников отправились в Европу, чтобы сделать фильм о Холокосте. Они снимали в бывших концлагерях, интервьюировали узников и свидетелей событий тех лет. После подобного опыта вряд ли можно сказать об этих учениках, что они не ведают о том, что происходит по другую сторону океана.

 

Молодёжное движение?

Традиционные молодежные организации переживают в наши дни период упадка. Если раньше дети и молодежь приходили в них с удовольствием, то теперь они перестали это делать. В битве за молодежь продолжают оставаться на плаву очень немногие. Скауты еще держатся, но и у них возраст детей постепенно спускается на уровень начальной школы.

Организации, основанные на членстве и активной вовлеченности молодежи в деятельность, появились более ста лет назад и были ответом на проблему свободного времени подростков, которая возникла в индустриальную эпоху. В постиндустриальном мире подростки могут прекрасно распорядиться своим свободным временем сами: они гуляют с друзьями по торговым центрам, сидят в уютных кафе, и, конечно же, «зависают» в Интернете.

Под влиянием этих тенденций молодежная политика вынуждена разворачиваться в сторону школы: «Если в организации и клубы молодежь уже не ходит, то в школы она ходить обязана. Значит, можно её там организовать, увлечь и направить!» Тот опыт, который молодежь раньше получала во внешкольных организациях, становится в современном обществе всё более востребованным. Только теперь, кроме школы, помочь его получить уже некому.

Опыт организации STN даёт нам оптимистичный прогноз на будущее. Сеть школьного телевидения – это современная модификация классических, живых молодежных организаций, которые ранее помогали подросткам активно участвовать в жизни общества и влиять на него. Точно так же в STN у детей есть дело, за которое они болеют и за успех которого чувствуют личную ответственность. 2700 старшеклассников, собравшихся в Сан-Диего, выглядели сообществом, которое объединено общим интересом, общими ценностями, схожим отношением к миру.

У каждого молодежного движения имелись свои трансляторы. В старые времена такими трансляторами выступали книги. Прочитав «Скаутинг для мальчиков» Баден-Пауля, мальчишки во всем мире стали стихийно создавать скаутские патрули. Прочитав «Тимур и его команда» Гайдара, советские дети стали создавать тимуровские команды. Транслятором коммунарского движения стала уже не столько книга «Фрунзенская коммуна», сколько всероссийский лагерь «Орлёнок», в который на некоторое время проникли педагоги-коммунары. Если рассматривать школьное телевидение Америки как молодежное движение, то роль его транслятора идеально выполняет слёт STN.

На фото: команды работают над выполнением конкурсных заданий.

Нэнси Хелд Лукас рассказывает, что школы-новички поначалу приезжают на слет для знакомства. Иногда приезжает только один учитель, иногда – с небольшой группой учеников. Устоять перед заразительной атмосферой слета – непросто! Возвращаясь в школу, учитель и его ученики начинают взахлёб о нём рассказывать. В школе запускается преподавание телевещания, и уже через два-три года на слет приезжает солидная группа до 30 человек.

Самый интересный момент, который еще предстоит изучить – это степень влияния, которое оказывает телепроизводство на состояние школьной среды. Очевидно, что прохождение значительного числа школьников через такую практику и регулярное присутствие их на телеэкранах в школе задаёт определенные культурные образцы, на которые дети волей-неволей начинают ориентироваться. В среде подростков становится модно быть открытым, уверенным, доброжелательным, остроумным, быстро реагирующим, – а не стоящим в углу с томным лицом и жвачкой в зубах.

Мы с коллегами попытались дать определение типу культуры, который продвигает американское школьное телевидение и пришли к выводу, что лучше всего подходит следующая формулировка: «культура современных деловых людей». И если это удаётся хотя бы в некоторой степени, то эффект предмета телевещания уже можно оценить как впечатляющий.

 

А что в России?

Хотя в России школьные телепрограммы и существуют, но масштабы их деятельности пока гораздо более скромные. Как правило, это небольшие группы старшеклассников, которые с той или иной регулярностью делают школьную телепрограмму под руководством педагога. Качество продукта достигает минимальных телевизионных стандартов лишь в исключительных случаях.

История развития предмета «Телевещание» в Америке наглядно демонстрирует преимущество системы уровневых школ. В России модель, подобная STN, станет реальной только в том случае, если в нашей стране также появятся раздельные школы для начального, среднего и старшего звена. Эта идея записана в российских концепциях, однако, похоже, не является мейнстримом образовательной политики и поэтому не обсуждается всерьез.

Между тем, еще 15 лет назад, когда принималось решение о введении в старших классах профильного обучения, эксперты указывали: невозможно организовать профильное обучение, если в одной параллели имеется от одного до трёх классов, как сейчас. Для эффективного профильного обучения необходимо, чтобы в параллели было 7-10 классов. Тогда дети смогут индивидуально выбирать те предметы, которые им более интересны и необходимы, а у школы появится возможность дать учителям этих предметов достаточную учебную нагрузку.

Опыт внедрения курса телевещания в Америке – весомый аргумент в пользу уровневых школ. И это еще один повод для изучения опыта наших американских коллег и использования тех его элементов, которые позволят сделать наше образование более качественным и современным.

На фото: Семён Шахов и Глеб Андрюшин  знакомят участников Слёта с работой редакции "После школы"

Российско-американская программа «Обмен социальным опытом и знаниями» (ОСОЗ) – это многосторонний коллектив, состоящий из российских и американских экспертов гражданского общества и социальных предпринимателей, стремящихся к созданию позитивных изменений в жизни граждан обеих стран через конструктивный обмен идеями и передовым опытом. Программа ОСОЗ реализуется  Фондом Евразия.

Изложенные в данной статье мнения и факты являются точкой зрения автора и не могут рассматриваться в качестве официальной позиции Фонда Евразия.

Фото Надежды Каркач и автора.

Достижения науки электротехника и робототехника.
 

Знакомьте своих друзей с новостями нашего портала через Контакт!

Баннер
Анонсы и выпуски: "После школы" в Контакте

Зайди в группу и узнай больше новостей, чем ты видишь здесь!